Нам — бюджет, вам — патриотизм

Расходы на оборону — самая опасная статья бюджета РФ

Вчера "все прогрессивное человечество" отметило 65-летие Путина, 18 лет из которых он поставил страну на "патриотические уши". Умело используя великодержавную риторику и якобы незаслуженно второстепенную мировую роль России после распада СССР и ее "уязвленность от внешних угроз", новоявленный хозяин Кремля и его чекистское окружение бесконтрольно распоряжаются колоссальными государственными средствами в личных целях. Расследования ФБК наглядно демонстрируют, куда и как расходует народные деньги кремлёвская верхушка.

Хорошо знающий психологию неосоветского населения России, воспитанного на пропаганде вражеского окружения, мантре "у России есть только два союзника — ее армия и флот", "крещеный в детстве" Путин и компания "православных чекистов" рассматривают потребности на нужды обороны как удобный канал для распила бюджетных средств.

Так, путинские слова относительно действий в Сирии как "тренировки без ущерба бюджету" являются не только аморальным и лживым оправданием вмешательства в конфликт в этой стране, но ещё и одним клептократическим фиговым листком. Это позволяет, наряду с другими авантюрами Кремля, в частности на востоке Украины, немалую часть бюджетных средств загонять в так называемую статью "секретные расходы" на оборону, нацбезопасность и прочие нужды силовых структур.

Понятно, что клептократическая природа путинского режима диктует необходимость постоянного повышения статьи расходов на оборону, прежде всего в той ее части, которая покрыта различными "грифами". Так, по сообщениям СМИ со ссылкой на федеральный проект, в бюджете на 2018 год резко увеличивается доля засекреченных расходов по разделу "Национальная безопасность" — до максимума по крайней мере с 2007 года.

Как следует из документа, по сравнению с 2017 годом закрытые расходы этой части бюджета вырастут на 154 миллиарда рублей, или с 33 до 38%. До такого уровня доля секретных расходов "Национальной безопасности" не поднималась с 2007 года. Это максимум, по крайней мере с 2007 года, отмечает, в частности РБК. Все новые секретные расходы приходятся на подраздел "Другие вопросы в области национальной безопасности и правоохранительной деятельности", причем без дополнительных пояснений.

Безусловно, подобная "секретность" позволяет бесконтрольно разбазаривать государственные средства, хотя путинская клика особо и не отчитывается за расходование народных денег. Для этого нужен нормальный парламент, а не тот — под названием Госдума, — который является послушным инструментом АП.

Тем временем, по информации РБК, правительство РФ второй раз за год предлагает увеличить общие расходы на оборону в 2017 году на 179,6 млрд руб. — до 3,05 трлн руб. (3,3% ВВП). Это следует из проекта поправок в бюджет, внесённых в Госдуму.

Как отмечает издание, год назад изначально расходы по разделу "Национальная оборона" на 2017 год планировались на уровне 2,84 трлн руб. — на четверть ниже, чем в 2016-м. Однако летом правительство увеличило военный бюджет на 40 млрд руб. и теперь снова предлагает добавить — на этот раз еще почти 180 млрд руб.

По данным издания, эта сумма целиком приходится на закрытую часть. При этом расходы на все остальные направления, включая социальную политику, образование и здравоохранение, предлагается сократить на 54 млрд руб. Последний раз, отмечает издание, траты федерального бюджета на оборону были ниже уровня в 3 трлн руб. в 2014 году. В 2015 году они выросли до 3,2 трлн руб., а в прошлом году — до рекордных 3,78 трлн.

Парадоксально, но, если правительство идёт на поводу у ненасытного Кремля и увеличивает бюджетные расходы на оборону на фоне сокращения и стагнации других важнейших статей, в то же время министр финансов А. Силуанов недавно неожиданно проговорился об опасности увлечения оборонными расходами.

Об этом говорил всегда осторожный Силуанов, выступая с лекцией "Бюджет как инструмент экономического роста" перед студентами Финансового университета при правительстве. "Как правило, оборонные расходы не носят производительного характера, в отличие от других отраслей экономики. Как мы говорим — произведем танк, а на нем дальше не будешь пахать и приносить добавочный продукт. Никакого дополнительного ВВП он не приносит", — отметил главный финансист страны, по совместительству казначей Кремля.

Министр привел в пример проблемы, с которыми столкнулся Советский Союз в конце 80-х годов, когда бюджет увлекся большими оборонными расходами. "Когда к этому еще добавилось снижение цен на нефть — и мы видели, к чему это привело. Произошел распад государства", — заявил Силуанов, добавив, что недооценка бюджета, его влияния на предпринимательский климат, на всю экономическую ситуацию в стране, по его словам, может привести к серьёзным последствиям для государства.

Откровения Силуанова, тем более перед будущими финансистами, весьма симптоматичны. Он фактически единственный из финансово-экономического окружения Путина отметил порочность нынешней бюджетной политики. Председатель ЦБ Набиуллина и министр экономического развития Орешкин кормят кремлевского шефа благоприятными прогнозами, который, в свою очередь, вешает лапшу своим подданным о "преодолении кризиса в экономике". Кудрин, который изредка позволяет указывать на негативные последствия антипутинских санкций, не в счёт, так как не занимает официального поста.

Самое важное из силуановского предупреждения состоит в том, что в окружении Путина постепенно зреет понимание тупиковости нынешнего курса. Конечно же. это понимание продиктовано не обеспокоенностью за судьбу государства, которое уже однажды потерпело крах, а, скорее, чувством растерянности и самосохранения в неминуемом нарастании кризисных явлений с более болезненными последствиями, чем в 80-е годы.

Возможно, это сложное чувство в немалой степени будет определять и наполнять конкретное содержание процесса ломки личной власти хозяина в большей части посредством недовольства верхов, чем низов.

В пользу такого предположения говорит тот факт, что большинство россиян совершенно не волнует важнейший вопрос исполнения основного финансового плана страны, коим является государственный бюджет. Это по меньше мере является странным, так как ментально это большинство до сих пор ещё находится в плену устаревших советских представлений о распределительной функции государства.

Ведь нынешнее чекистское "вертикальное" государство весьма ангажировано понимает свои распределительные обязанности на социальные нужды — а именно по остаточному принципу, с учётом сугубо корпоративных интересов чекистского ареопага, потребностей "клуба друзей", включая прирученных и отдрессированных "олигархов".

Подданные кремлевского царя-президента легко покупаются на откровенную разводку с угрозами в адрес России, сидят и ждут, когда же закончатся "тренировки" и их кумир удосужится обратить внимание на социальную сферу. Также как и покорно терпят последствия обесценения рубля, санкций, стагнацию экономики и раздавленные бульдозерами импортные продукты.

Этот феномен, наряду с отсутствием у российского народа потребности требовать у жалкой, вороватой и прогнившей власти нормально и спокойной жизни сегодня, а также стабильного будущего не поддается объяснению и, безусловно, является самой большой головоломкой для внутренней повестки дня сопротивления обанкротившемуся режиму.

Выбор редакции