Время создать международную коалицию и остановить Путина

Экс-глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко о выживании независимой, демократической Украины.

Валентин Наливайченко, украинский политик, лидер движения "Справедливость", а также глава Службы безопасности Украины в 2014-2015 гг. принимал участие с проходившем на прошлой неделе Третьем форуме российской оппозиции в Вильнюсе. По его мнению, на данный момент для победы в России демократических сил крайне важно понимание того, что нужно прекратить идущую на востоке Украины войну и заставить нынешнее российское руководство сделать шаги в этом направлении.
"Я считаю, что настало время создания международной коалиции, чтобы остановить Путина, его режим и агрессию через лидерство в этой международной коалиции США. Настало время для серьезного политического влияния такой коалиции в вопросе прекращения войны, против незаконных действий режима Путина. Это такие страны как Литва, Германия, Польша и, конечно, Украина, которая сейчас борется и противостоит этой войне", - убежден украинский политик. 
- Вы приехали из Украины на форум российской оппозиции. На что Вы хотели обратить внимание участников этого события? 
- Сказать правду о том, как против Украины началась и идет необъявленная война, как на самом деле режим Путина и его военные спецслужбы организовали и проводят гибридную войну против Украины, а также поддержать российскую оппозицию тем, что выживание независимой, демократической Украины — это в том числе, и прежде всего, платформа для новой, настоящей демократической оппозиции в России, чтобы она из оппозиции стала властью, которая работает в интересах всех россиян, а не олигархической верхушки, как это обстоит сейчас при режиме Путина. Это первое. Во-вторых, я обязательно скажу и господину Каспарову, и другим представителям российской оппозиции, которых мы все в Украине уважаем, насколько важно для победы демократических и действительно свободных сил в России понимание того, что нужно прекратить войну, заставить сейчас режим Путина (сделать шаги в этом направлении – DELFI) и продолжать международное давление и оппозиционное давление внутри России, чтобы однозначно были выведены войска c временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, чтобы был возвращен оккупированный и аннексированный Крым. В этом мой ключевой посыл сейчас, сказать российской оппозиции, а через них и всем независимым неправительственным организациям, активистам, союзам матерей и многим другим людям, что в этом ключевое понимание мирного демократического будущего и для двух стран — Украины и России, и для континента в целом. Мир возможен и нужен, нужно объединение усилий оппозиции, российских активистов, неправительственных организаций, гражданского общества и всех россиян через правду, в том числе об этой гибридной войне, ужасах, преступлениях против человечности. И одним из приоритетных призывов, скажем, для господина Каспарова, Навального и других оппозиционеров заключается в том, чтобы они поддержали и включили в свою политическую повестку дня ключевое требование в том числе освободить украинских политических заключенных в России. Это наши граждане, которые ничего общего не имеют с криминалом, это люди, которые, как и российская оппозиция, убеждены в независимом, демократическом развитии и Украины, и России. Это все те украинцы, среди них и крымские татары, которые сейчас находятся в российских тюрьмах и являются политическими узниками и, безусловно, заложниками. Я обращаюсь ко всей российской оппозиции и гражданскому обществу с призывом объединить наши усилия и показать, освобождая каждого конкретного человека, насколько мы — другие. Речь не о том, чтобы одним людям пересесть в другие кресла, вопрос в системе ценностей и понимании того, что человек для нас — это то, что мы предлагаем как альтернативу власти в России и Украине.
- Вы сказали о мире, многие сходятся во мнении, что минские договоренности не работают, и их реализация вряд ли возможна. Какие Вы видите механизмы урегулирования ситуации с учетом меняющейся ситуации на международной арене? 
- Я убежден, тем более при меняющейся международной ситуации, что Литва, наш ключевой союзник и партнер, как демократической Украины, так и демократической, развивающейся цивилизованным путем России. Я считаю, что настало время создания международной коалиции, чтобы остановить Путина, его режим и агрессию через лидерство в этой международной коалиции США. Настало время для серьезного политического влияния такой коалиции в вопросе прекращения войны, против незаконных действий режима Путина. Это такие страны как Литва, Германия, Польша и, конечно, Украина, которая сейчас борется и противостоит этой войне. - Президентство Дональда Трампа в США усложняет ситуацию для Украины? - Я был среди первых украинских политиков, кто, еще во время президентских выборов в США, утверждал, что это неправдивый миф, что Трамп и его администрация может пересмотреть свое отношение к украинскому вопросу. Это несмотря на то, все, особенно провластные СМИ трубили как пропагандисты о другом. К счастью, после победы господина Трампа на выборах подтвердились наши слова, и сохранились те международные контакты, которые у нас всегда были, и с Сенатом, и с Конгрессом США и среди республиканцев, и среди демократов. Мы — та политическая сила в Украине, которая справедливо говорит о том, что нужна двухпартийная поддержка независимой Украины, особенно в войне против режима Путина. Хорошо, что уже новый президент заявляет четкие позиции в отношении России, что она должна вывести войска, по крайней мере, понести ответственность за оккупацию территорий и, что самое главное, войска с оккупированных территорий должны быть выведены и война прекращена. Поэтому, я думаю, что и позиция самого господина Трампа и его администрации сейчас, особенно во время последних встреч, событий и переговоров в Брюсселе и Италии очень важно, что в вопросах безопасности администрация США рассматривает вопрос деоккупации и освобождения Украины как один из ключевых вопросов по безопасности в Европе. Я думаю, что тема остановить агрессию Путина в Украине актуальна сейчас, поскольку это возможность и для российской оппозиции, и для политических сил Украины подумать и сделать совместную платформу взаимного политического видения будущего и России, и Украины, потому что все нужно понимать объективно. Россия — огромная страна с большим народом, Украина — тоже большой народ. Все-таки мы вместе исторически, многие тысячелетия имеем общие границы, и эта граница в конце концов должна быть восстановлена, возвращена безопасность, остановлены боевые действия и преступления против человечности, отысканы и возвращены все, кто пропал без вести, убиты (и их тела до конца не идентифицированы), разобраться со всеми этими ужасами войны. Я думаю, для любой демократической власти и в Украине, и в России эти вопросы должны быть приоритетными. - Сейчас много говорят о балтийско-черноморском пространстве, в которое входят и Литва, и Украина. Но есть небольшая загвоздка, которую бывший посол Украины в Беларуси Роман Бессмертный назвал пробкой - это Беларусь во главе с Лукашенко. Как Вы смотрите на развитие этого пространства и отношения с Беларусью, ведь, все прекрасно знают, что в ООН Беларусь и Россия голосуют одинаково? - Я думаю, что для балто-черноморской дуги в принципе сейчас ключевой вопрос, который стоит на первом месте — это остановить агрессию, необъявленную войну Путина против Украины и, как мы понимаем, не только против Украины, а идет подготовка военных подразделений и спецслужб для возможных дальнейших агрессивных действий против соседей. В том числе и Балтийских стран. Вот что сейчас приоритет номер один. Что касается возможного экономического сотрудничества, создания зоны свободной торговли и транзитных коридоров, то я не из скептиков. Я думаю, что с Беларусью можно и нужно работать на экономической основе. Я точно знаю это, поскольку работал там послом. В первую очередь это очень важно для экономики Беларуси — украинские рынки, литовские и латвийские порты, транзит товаров. Экономика — это то, что может эту пробку выбить и поставить все на экономическую основу, транзитную основу, свободное перемещение товаров по балто-черноморской дуге в ее полноценном понимании. Но здесь есть над чем работать и в Украине. Я имею в виду тарифную, транзитную политику и другие области. Я не думаю, что белорусское правительство будет против максимальной либерализации и упрощения взаимного транзита от Балтийского до Черного моря.
- После Евромайдана Вы стали во главе СБУ. С какими проблемами Вы столкнулись? 
- Выживание страны. 
- Вопрос в том, что в силовых структурах оставались люди работавшие при Викторе Януковиче. 
- Они разбежались, развалили сектор безопасности и обороны Украины, откровенно сказать, до основания. Развалили предательством, откровенно пророссийскими, а иногда и российскими подходами в работе. Люди, которые находились на руководящих должностях, предали страну, убежали сразу же после расстрелов на Майдане. Убежали, естественно, на российские военные базы в Крым и сразу же перешли на сторону агрессора и более того, отдавали преступные приказы на захват украинских же территорий. В этом глубочайшая трагедия нашей страны, что и сам Янукович, и его силовики, ближайшее окружение тут же перешли на сторону режима Путина и призывали войска и спецслужбы проводить оккупацию. Второе, что меня действительно больно ударило, как и всех украинцев, что и "Партия регионов", и партия коммунистов, особенно у власти в Крыму, в Донецкой и Луганской областях открыто политически и во всех администрациях сразу же выступили за оккупацию территорий, ввод российских войск. Одним словом, это было тотальное предательство собственной страны и собственных людей. 
- Удалось ли наладить работу силовых структур Украины? 
- Сейчас да. Мы очистили ее, пришли совершенно другие люди, если говорить об СБУ. В Украине теперь действительно существует украинская контрразведка, нам удалось воссоздать и подразделение по борьбе с терроризмом. Но масштабы, угрозы и потери в связи с таким тотальным предательством, российской агрессией, безусловно, таковы, что нужно работать еще не один год. 
- Недавно в Украине были запрещены российские социальные сети. По Вашему мнению, это правильный шаг, эффективная мера? 
- Я знаю и могу поделиться этим со всеми: с первых же дней российской необъявленной войны режима Путина против Украины и оккупации ее территории была включена сумасшедшая информационная машина. И пропагандистская, и дискредитационная, и откровенно лживая. То есть в гибридной войне против нас действовали российские СМИ, так называемые журналисты России, социальные сети под контролем России. У них есть специальные подразделения спецслужб, которые созданы и работают для искажения, а иногда манипуляции целыми социальными сетями, все это было использовано как инструмент агрессии и оккупации. Мы делимся с европейцами этой информацией для того, чтобы вы понимали, насколько серьезный механизм черного влияния, манипуляции социальными сетями, интернетом и СМИ создал режим Путина. 
- Удается ли Украине убедить западных коллег в том, о чем Вы говорите? 
- Я думаю, что специалисты, во всяком случае руководители спецслужб все знают. С первых же месяцев после "революции достоинства", когда я отвечал за безопасность, они все были у меня, и мы все показывали, передавали и делились опытом. Я знаю, что Эстония, Литва, Великобритания были одними из первых стран, кто с нами сотрудничал и руководители спецслужб, я думаю, получили очень важную информацию о том, как защищать себя в информационном и интернет-пространстве. Правильным решением на уровне ЕС было решение о создании в Финляндии Центра по противодействию информационным угрозам против цивилизованных стран со стороны Путина. Это важное решение. Нужно его запускать, потому что влиянию и манипуляциям нужно противопоставить, объединив усилия и координацией с ЕС, каналы правдивых новостей. Мы то сильнее, на нашей стороне правда. Но финансирование, использование российских спецслужб и созданная Владимиром Путиным за огромные деньги инфраструктура, ясно, что это серьезная сила и недооценивать ее нельзя. 
- Вы сказали, что хотите наладить отношения с Россией через оппозицию. Многие говорят, что действия России сделали нормальные отношения невозможными. 
- Мы говорим о режиме Путина. Четко акцентируем — режим Путина, его силовики, его военные. Те люди, которые отдали эти преступные приказы и они есть те, кто организовал все те преступления против человечности на нашей территории, которые так терроризируют нашу страну и наших граждан. Поэтому мы четко формулируем: вернуть Крым, вывести войска из Донецкой и Луганской областей и, одна из ключевых вещей — понимание возможного пути движения дальше. Цивилизованного, демократического. Если это не понимать, то ни у российской оппозиции нет шансов, ни для украинского независимого государства, ни для цивилизованной Европы в принципе. 
- Видите ли Вы в какой-либо перспективе решение этих вопросов? 
- Перспектива решения зависит от эффективности, быстроты и жестких действий и со стороны международной коалиции, и Украины, и США. Жесткие решения в отношении секторальных санкций в отношении России, не допустить использование западных современных технологий в российских новых вооружениях, которые тут же направляются против нас, против вас теперь - все российские самолеты и ракеты вокруг. Все то же самое происходило долгие годы вокруг Крыма, пока в конце концов они не зашли на его территорию. Мой прогноз следующий: в случае решительных, скоординированных действий международной коалиции в этом году, мы будем как независимое государство биться и дальше не пускать агрессора. Но объединение усилий, в этом году — да, в следующем году, насколько мы знаем, в России президентские выборы. И ситуация в России далеко не простая, несмотря на всю пропаганду. Больше правды для россиян об истинных причинах войны, в том числе о жертвах войны, в том числе и россиян, в огромных преступлениях против украинцев, о концлагерях на наших оккупированных территориях, об изоляции Крыма и прочем, к чему привел режим Путина. Это инструменты, которые, на мой взгляд, могут и должны быть использованы, чтобы понимать, что такая война долго не продлится. 
- Украине нужно пытаться говорить с российским президентом Путиным? 
- Только в случае вывода войск и возвращения контроля над российско-украинской границы. В этом случае мы можем защищать и своих граждан и возвращаться к пониманию того, что делать дальше.

Выбор редакции